автор: П.Шехтман

Рабы

Факт: «Замглавы конституционного комитета Госдумы Вадим Соловьев (КПРФ) предлагает Минздраву рассмотреть возможность принудительной госпитализации в психиатрический стационар, не при явно выраженных симптомах душевной болезни, а только при подозрениях на психическое заболевание.»
Обоснование, как всегда, благое: чтобы предотвратить случаи, подобные истории Олега Белова, убившего всю свою семью.
А поскольку в поведении Олега Белова уже давно окружающие наблюдали «что-то странное», то депутат и сделал естественный вывод: каждого, в поведении кого можно будет заметить что-то странное, в психушку, тогда точно новый Олег Белов никого не убьет. Вопрос о том, что наряду с потенциальным Олегом Беловым в писхушке окажутся десятки людей, которые никогда бы никого не убили, коммуниста понятно не волнует: лес рубят — щепки летят, как завещал товарищ Сталин.
Это его, коммунистический идеал, и мы будем его уважать и бессмысленно возмущаться тут не будем. Как не будем возмущаться и тем примечательным фактом, что депутат в простоте предлагает ведомству принять инструкцию, противоречащую не то чтобы закону – конституции и Всеобщей декларации прав человека. Им, коммунистам, небось не впервой.
Нас интересует другое. Как отреагировала на ситуацию в газете «МК», в целом вменяемой (когда не пишет заказных статей) достаточно либеральная журналистка Юлия Калинина, до сих пор ни в какой невменяемости замеченной не бывшая.
Разумеется, она выступила категорически против этой инициативы.
Красноречиво уже название ее статьи: «Бояться психа или что тебя примут за психа?»
И со следующими выводом:
«Из двух зол выбирают меньшее. Но в данном случае меньшего нет, вот в чем беда. В данном случае оба зла одинаковые.»
Вот тут-то и состоит камень преткновения.
Потому что оба зла на самом деле далеко не одинаковы.
Как не одинаковое например зло – гибель 300 человек во время авиакатастрофы или гибель 300 человек, взятых в заложники террористами и по одному казненных.
Потому что разные это типы зла. Потому что не одно и то же – случайность и злодеяние, вопиющее к небесам. Первая не имеет морального измерения, второе имеет.
Юлия Калинина этого не понимает. И читатель, на которого она ориентируется, тоже этого не понимает.
С точки зрения казарменной системы ценностей, из которой исходит депутат от КПРФ Соловьев, стабильность и спокойствие – благо абсолютное, а «возможные злоупотребления» — зло относительное. Цель казармы – исключить из жизни всякий элемент случайности и связанного с ним риска. При этом несправедливость или же преступление, совершенные властью системно во имя стабильности, не воспринимается как нечто, более страшное, чем случайное преступление частного лица. Собственно, это вообще не воспринимается как что-то страшное. Ибо цель оправдывает средства.
Но для нормального человека (далеко не обязательно либерала) свобода – является чем-то, стоящим в ряду абсолютных ценностей, ценностей морального плана. Свобода же неотделима от игры случайностей и соответственно от риска. Риск можно – и нужно – стараться минимизировать, но его невозможно избежать, не отнимая у людей самой свободы, то есть не совершая абсолютного зла, направленного, сказал бы верующий человек, против Божьего промысла – ибо именно Бог дал человеку свободу воли.
С последовательно-коммунистической точки зрения, для того, чтобы исключить гибель людей в авариях, следует запретить владеть личным транспортном, а для того, чтобы люди не тонули при купании, следует водить их купаться только строем, только на мелководье и только под присмотром специальных вожатых, как в советском пионерлагере.
Но, не будучи коммунистом, невозможно не понимать, что превращение жизни в казарму или зону – есть преступление, не сравнимое ни с чем, есть именно абсолютное зло, убийство не тела, но души человеческой.
Между тем Юлия Калинина – считает ОДИНАКОВЫМ злом – ситуацию, которая делает возможными ужасные случайности, и ситуацию, которая ставит свободу широкого круга лиц в зависимость от других лиц. Сама подобная постановка вопроса (об ограничении свободы людей, не совершивших преступления и не представляющих явную опасность для себя и для окружающих) не кажется ей столь же невозможной и морально немыслимой, как например постановка вопроса о легализации людоедства. Она обсуждает плюсы и минусы рабства именно с точи зрения комфортной безопасности и не более чем комфортной безопасности.
И это еще наилучший вариант, по сравнению с депутатом Соловьевым и его группой поддержки.
Это очень показательно.
Стремления к свободе в этом обществе нет, оно просто выжжено каленым железом.
Даже те, кто по положению толкуют о свободе – ощущают свободу не как моральную ценность и категорический императив, а как наилучший якобы способ обеспечения нижнего этажа потребностей пирамиды Маслоу – пропитания и безопасности.
И тут они, надо сказать, напрочь проигрывают своим оппонентам, ибо во-первых всем известно, что «в тюрьме макароны дают», а во-вторых оппонентам достаточно апеллировать лишь к коллективной памяти и напомнить, что во времена вящего разгула свободы и с пропитанием, и с безопасностью дело обстояло весьма и весьма плачевно.
Иными словами, дело свободы в России обречено до тех пор, пока даже люди, выступающие в авангарде борьбы за свободу, пишут на своих знаменах не «свобода или смерть», а «свобода и безопасность», «свобода и борьба с коррупцией» и т.д., и т.п.
До той самой поры, лишь в очередной раз оправдываются слова одного из пионеров свободы в России: «жалкая нация, нация рабов, сверху донизу все рабы»!

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s